Интервью с Мирославом Вайдой

Интервью с Мирославом Вайдой

9 апреля 2016

Мирослав Вайда: «Чем чаще ходишь на выставки, тем больше знаешь и тоньше чувствуешь современное искусство»

Один из самых интересных современных художников Украины – об академическом художественном образовании в Украине и Европе и умении переключаться с одного вида творчества на другой

1 апреля в польском Вроцлаве началось триеннале современного украинского искусства «Украинский срез: ПреОбразование». А 8 апреля в арт-пространстве Zenko Foundation в карпатском поселке Татаров стартует проект «Ковер. Современные украинские художники». Объединяет эти две экспозиции то, что и в одной, и в другой участвуют произведения Мирослава Вайды.

39-летний художник родился в Закарпатье, много лет жил и работал во Львове, где выступил соучредителем и участником художественной формации КОМА, а несколько лет назад переехал в Киев. Без произведений Вайды не обходится ни одна крупная экспозиция – например, первая Киевская биеннале современного искусства ARSENALE 2012 или прошлогодняя выставка в «Художественном арсенале» Paper. World. Art. Довольно активно Вайда выставляется и за рубежом, в Польше.

Накануне открытия выставки в Карпатах Мирослав Вайда рассказал Forbes о разнице между культурными средами Львова и Киева, отношении к Украине за рубежом и отечественном арт-рынке.

– Вы учились и жили во Львове, теперь работаете в Киеве. Чувствуете разницу в культурной среде?

– Сначала я учился в Колледже искусств им. Эрдели в городе Ужгород. Позже учился во Львовской национальной академии искусств и жил там долгое время: вместе с обучением – около 15 лет. В 2012 году решил переехать в Киев. В культурной среде разница, конечно, есть. Сейчас мне сложнее об этом говорить, потому что не так часто бываю во Львове. Я до сих пор поддерживаю связи, но не так плотно, когда был задействован в этом процессе.

Во Львове всегда была активная художественная жизнь, она продолжается и теперь. Мое внутреннее желание изменить среду не было обусловлено внешними причинами, я себя довольно комфортно и уверенно чувствую в Киеве. Но, если во Львове я занимался, кроме своего личного творчества, еще и организацией различных художественных процессов, то в Киеве у меня есть возможность больше углубиться в свой личностный мир, в свое личное пространство. И лучше сосредоточиться на том, чем я, собственно, сейчас занимаюсь.

– Вы учились в Академии художеств. Нужно ли художнику академическое образование?

– Я слышал утверждение, что необязательно иметь академическое образование, но неплохо, если оно есть. Бесспорно, в данной сфере в Украине есть вопросы к той форме, в которой оно сейчас существует. Но знаю, что эти вопросы также актуальны в Европе, поскольку и там оно несколько консервативно. Молодежь не всегда со всем согласна, академическая традиция часто кажется студентам скучной, неактуальной. И это нормально. Во время моей учебы мы тоже пребывали в оппозиции к тому, что нам временами навязывалось. Считаю, что академическое образование, как минимум, не повредит. Потому что есть вещи, которым с помощью интернета не научишься.

– Вы работаете во многих жанрах. Как решаете, будет ли следующая работа живописью или инсталляцией?

– Последние несколько лет занимаюсь в основном живописью, инсталляцией и некоторыми смежными между ними художественными формами. Я не могу назвать этот процесс рациональным или осмысленным. Это, как у большинства художников, какое-то внутреннее интуитивное влечение к форме, психофизика. Иногда бывает, что работаешь с плоскостью как с живописью, и на каком-то этапе начинаешь чувствовать, что не хватает объема и трехмерности, присущих скульптуре, объекту или инсталляции. Хочется создать что-то объемно-пространственное, работать с формой. Когда возникает это стремление, появляется потребность экспериментировать. Я реализую идеи в той форме, которая для каждой из них максимально выразительна.

У меня нет привычки фиксироваться на одной работе. Я настроен таким образом, что мне даже продуктивнее работать над несколькими работами сразу. Когда работаю над живописью, а рядом лежит объект, то при реализации одного у меня есть возможность думать и анализировать другую работу. Конечно, это не значит, что я сразу бросаю кисти и начинаю дорабатывать объект. Но фокус иногда важно менять, яснее и трезвее смотришь на то, что делаешь.

– Современное искусство должно быть понятно с первого взгляда? Достаточно ли критерия «нравится – не нравится»?

– Современное искусство не такое простое, чтобы оценивать его критерием «нравится» или «не нравится». Бесспорно, это важный фактор, но его мало. Надо еще что-то знать и не ограничиваться своей циничной и пренебрежительной мыслью: «современное искусство плохое, а вот искусство Возрождения было крутым».

Если зритель часто контактирует с искусством, у него нарабатываются тонкие отношения с ним. Чем чаще ходишь на выставки, тем больше знаешь, тем тоньше чувствуешь. Контакт должен быть почти непрерывным, нужно видеть, слушать, читать, следить за тем, что происходит в искусстве. Потому понимание приходит со временем. Это в случае если ты по-настоящему этим интересуешься, а не ходишь просто, чтобы сделать селфи на фоне известной работы.

– По вашему мнению, чего не хватает в современном культурном процессе Украины?

– Не хватает того, что у нас забрали 70 лет изоляции от общемировых художественных процессов и показывали только искусство соцреализма, вне которого ничего больше не было. Понятно, что за последние годы так быстро это не выровняется. Мы не «наелись» достаточно, это не стало привычным для нас как зрителей. Погружение в культурную жизнь должно стать привычкой и систематической внутренней самоорганизацией. Это позволит снять данный шок, это непонимание и отторжение современного искусства. И, конечно, количество качественного продукта, который хотелось бы видеть на территории Украины, и которого мы почти лишены.

– Трудно ли современным украинским художникам нагнать этот пропущенный этап развития искусства?

– Это зависит от личности художника. Если он открыт для нового, способен преодолевать свои зоны комфорта, то, конечно, развитие будет. Когда я учился в Академии, не было интернета в том объеме, в котором он сейчас есть. Люди только начали выезжать за границу, и что-то там новое видеть, когда у нас история искусств заканчивалась на импрессионистах. Однако, будучи студентами, мы делали перформансы. При этом даже не понимали до конца, что это на самом деле такое. Это была какая-то внутренняя потребность. Я помню, каково было удивление преподавателей, они приходили и крутили пальцем у виска.

Но эти процессы идут. Из-за того, что недостаточно денег и музеев современного искусства, никто из нас не перестает ходить в мастерскую и работать. Нам всегда чего-то не хватает. Тем не менее, мы как-то функционируем в этом процессе.

– Вы принимали участие во многих выставках за пределами Украины. Как воспринимают наше искусство на мировой арт-сцене?

– Среда, в которой я нахожусь за границей, не мыслит какими-то подобными категориями. Но я слышал, что Украина отождествляется с народным искусством, вышивками и шароварами. Чтобы не было так, надо уверенно и амбициозно вести свою культурную экспансию. А это прерогатива, в первую очередь, государства. Но когда у людей от государства у самих нет представления, каким должно быть искусство, то соответственно, получаем такую картину. Мы отражаем туда происходящее в украинской культурной среде. Но мы, по крайней мере, не искусственны. Когда начнем рафинировать продукт, мы станем ненастоящими, отделенными от действительности.

– Есть ли интерес у зарубежных коллекционеров к украинскому искусству?

– Я не очень внимательно наблюдаю за тем, что происходит на арт-рынке. Но могу сказать, что интерес достаточно живой. Мне кажется, последние два года это обусловлено революцией и войной. Это привлекает внимание. Если все эти процессы приобретут более глобальное звучание и станут здоровым массовым интересом к нашей культуре вообще, появится больше возможностей. Что поспособствует также и развитию современного искусства.

Источник: http://forbes.net.ua/lifestyle/1414153-miroslav-vajda-chem-chashche-hodish-na-vystavki-tem-bolshe-znaesh-i-tonshe-chuvstvuesh-sovremennoe-isku