Интервью победителей МУХі2019 и обладателей премии PinchukArtPrice 2020 Роман Химей и Ярема Малащук про свою документалистику, ее героев, темы которые волнуют и общую работу.

27 марта 2020

Мастера схем: интервью с дуэтом Яремы Малащука и Романа Химея

От модного видео до кинодокументалистики – как художники Ярема Малащук и Роман Химей экспериментируют с движущимися картинками.

2019 год для дуэта Яремы Малащука и Романа Химея выдался насыщенным. Фильм Dedicated To The Youth Of The World II, посвященный киевским рейвам «Схема», презентовали в мае на выставке Dance of Urgency в венской галерее Q21, после — на берлинском кинофестивале POOL, где демонстрируют ленты о танце. В октябре за свой фильм дуэт получил главную премию конкурса молодых украинских художников «МУХі», а в ноябре на фестивале кино о музыке и культуре Intro состоялась украинская премьера ленты на большом экране.

На Яреме: шерстяной костюм, Burberry; хлопковая сорочка, Barena Venezia (helen-marlen.com); кожаные ботинки, Jil Sander; хлопковая бейсболка – собственность героя. На Романе: шерстяной пиджак, AMI; хлопковая сорочка, Neil Barrett; шерстяные брюки, 3.1 Phillip Lim; кожаные ботинки, Salvatore Ferragamo (все – helen-marlen.com)

Картина не задумывалась как программная, но стала таковой. Ее намеренно снимали так, чтобы «сам фильм казался «Схемой», но вечеринкой не ограничивался». Вторую часть фильма герои слоняются по городу. «Эта затяжная часть – вопрос: как дальше продолжать скучную жизнь?» — Роман считает, что своим кино они ставят под сомнение тот факт, что молодежь всегда в авангарде. Этот посыл выглядит убедительно: они сами и есть эта молодежь — в 2013–14 годах окончили режиссерский факультет КНУТКиТ имени Карпенко-Карого.

Свои первые видеоработы Роман и Ярема делали для дизайнеров прогрессивной fashion-сцены Киева. В 2015 году видео для нового бренда Даши Лагенберг Zirochka снимали на лестницах КПИ под музыку Шнитке. Годом позже для бренда Yulia Yefimtchuk+ был создан черно-белый короткий метр «Посвящается молодежи всего мира», где вещи с надписями-слоганами плотно скреплялись закадровой идеологической начиткой. В 2017–2018 годах кампейны для FROLOV придумывали вчетвером — с дизайнером Иваном Фроловым и стилистом Ольгой Жижко, и созданный виральный контент принес известность всем. Тогда же их работа появилась на страницах Vogue UA: лукбук, составленный из фото прохожих на перекрестке, напоминал подборку скриншотов с камер наблюдения и иллюстрировал материал об Антоне Белинском и его проекте One Day Project. Сейчас Малащук и Химей, пародируя язык fashion-производства, «пропустили сезон» и с головой ушли в кино, но охотно рассуждают о модных кодах. Роман и Ярема сами выглядят как артхаусные режиссеры: брюки карго оттенка хаки, куртки Barbour.

Об их кинопроектах широкая аудитория узнала, когда дуэт получил вторую специальную Премию PinchukArtCentre в 2018 году за работу «На кого ты нас покидаешь, отец наш?». Видео о хористах, которые весь фильм кажутся кем угодно, только не вокалистами, выглядело честной документацией будней, но на деле оказалось постановочным кино.

Вовняний піджак, AMI; кашемірова водолазка, Burberry; вовняні штани, 3.1 Phillip Lim (все – helen-marlen.com); шкіряний ремінь, Burberry

«Мы говорим о социальных группах и коллективах – будь то хор, тусовка «Схемы», паломники или госслужащие», — рассказывает Роман, используя красноречивое украинское слово «громада». «Это не просто много людей. Наш герой – народ», — подхватывает Ярема. «От классической темы народа, с которой начали работать еще передвижники, мы пришли к теме современного социального переодевания, народного травести», — продолжает Роман. В серии видеоработ 2016 года для инстаграм-выставки в аккаунте Музея Ивана Гончара они изобразили персонажей новогоднего карнавала Маланки, в которых переодеваются обычные люди. В фильме «Державна установа» (2017) по КМДА снуют посторонние, имитируя служащих, – в итоге реальных сотрудников не отличить от статистов и друзей, которых позвали сняться в эпизодах. Подобные имитации реальности – любимый прием дуэта: так достигается предельная правдоподобность изображения.

“Мы говорим о социальных группах и коллективах – будь то хор, тусовка “Схемы”, паломники или госслужащие”

Кульминацией темы «хождения в народ» стал дебютный полнометражный фильм «Зарваница» – он был полностью профинансирован Государственным агентством Украины по вопросам кино, а продюсированием занималась общественная организация популяризации молодого кино «Сучасне Українське Кіно». Фильм о паломничестве к чудотворной иконе в селе Зарваница Тернопольской области снимали в 2017 и 2018 годах. Художники говорят, что делали его «вне режима магии кино»: зритель знает, что смотрит документальный фильм. Эпизоды видео использовали на выставке «Небо синее-синее» в BURSA Gallery в начале 2019 года. Они рифмовались с другим экспонатом выставки — наивным полотном из собрания Музея Ивана Гончара: работы из разных временных эпох будто вторили друг другу, демонстрируя живучесть архетипов. «Мы не объясняем, в чем разница между кино и видео», — говорят художники, активно экспериментирующие с motion pictures, движущимися картинками, которые они представляют в разнообразных форматах – от кино до fashion-видео. За форматную всеядность называют себя «симфонией энтузиастов»: «Не успели мы остыть от видео Вани Фролова, как сразу попали в галерею, а параллельно готовим документальное кино».

Вовняний светр, AMI (helen-marlen.com)

Рабочие диалоги Яремы и Романа не менее интересны, чем их видео. Кажется, что спорят насмерть, хотя в глобальном друг с другом согласны. Чаще всего обсуждение сводится к сокровенному вопросу – какую позицию занимают авторы по отношению к своим героям. «Нам всегда был неприятен поверхностный колониальный взгляд на простых людей — мол, сейчас мы приедем и покажем, как этот народ танцует и поет», — говорит Ярема.

“Нам всегда был неприятен колониальный взгляд на простых людей – мол, сейчас мы покажем, как они танцуют и поют”

На интервью они обсуждают свою принадлежность к «лиге перепуганных провинциалов». Оба родом из Коломыи, где в подростковом возрасте подружились на почве общих интересов к фотографии. Свое становление связывают с национальным возрождением после Оранжевой революции: тогда подростковое безразличие к политике сменилось интересом к происходящему. Впрочем, равнодушными к переменам в обществе они бы вряд ли выросли. На архивном семейном видео отец Яремы, писатель и профессиональный журналист, развлекает семью домашним театром — импровизацией на тему украинского вертепа. Ярема считает отца «бунтарем-интеллектуалом», протестующим против «притрушенной консерватизмом» Галичины. Роман рос в семье учителей. Мама поощряла любые творческие эксперименты сына и легко приняла его решение бросить художественную школу накануне окончания учебы и начать заниматься фотографией. И Малащук, и Химей взахлеб советуют прочесть новеллы Стефаника, в которых за прозой сельских будней раскрываются экзистенциальные бездны.

«Пока у нас нет творческого манифеста», — говорит Ярема о задаче первой необходимости на будущее. Ждем новостей: в феврале новую работу дуэта Яремы Малащука и Романа Химея @yaremaandhimey покажут на выставке номинантов на премию PinchukArtCentre Prize 2020.

Текст: Татьяна Соловей

Фото: Vasilina Vrublevskaya

Стиль: Venya Brykalin

Прически: Oksana Cherepanya

Груминг: Olha Ostapchuk

Сет-дизайн: Olga Malyshenko

Ассистент стилиста: Andrey Panasyuk

Продюсер: Marina Sandugey-Shyshkina

 

Источник:  vogue.ua