От торговли рыбой к картинам: как в Норвегии создали частный музей современного искусства

6 сентября 2017

В Astrup Fearnley Museet экспонируются важнейшие произведения выдающихся художников современности

Норвежский Astrup Fearnley Museet – это частный музей современного искусства, созданный и поддерживаемый Фондом Томаса Фернли, Гедды и Нилса Аструпа, а также компанией Astrup Fearnley AS и Фондом Ганса Расмуса Аструпа. Само по себе наличие частного музея в контексте норвежской культурной политики – это уже интересно. До недавнего времени здесь государство финансировало почти все культурные учреждения и медиа (радио, телевидение и т. п.). Но в 1990-е все начало меняться, поскольку возникла необходимость в музее альтернативного формата, который познакомил бы зрителей с мировой арт-сценой, ведь Национальный музей концентрировал внимание именно на норвежском искусстве. Об учреждении и развитии частного музея Astrup Fearnley Mind рассказывает его директор Гуннар Кваран, творческое сотрудничество с которым и обмен опытом был организован украинской галереей современного искусства «Щербенко Арт Центр».

Фото Astrup Fearnley Museet

Ганс Расмус является наследником большого капитала семьи, построившей свой бизнес сначала на торговле рыбой, затем на ее транспортировке, а также на кораблестроении. Его предки в начале ХХ века решили вложить значительную часть своего капитала именно в произведения искусства. В столовой семьи на одной из стен висели, в частности, известная картина Поля Гогена «Откуда мы пришли? Кто мы? Куда идем?», на другой  – «Игроки в карты» Поля Сезанна. В начале 1930-х, во время экономического кризиса, семья должна была спасать свой бизнес – того самого Гогена пришлось продать. В результате шедевр спас компанию, а картина теперь хранится в коллекции Бостонского музея.

Кто и зачем основал музей? Итак, семейную традицию коллекционирования продолжил последний на сегодня Аструп – Ганс Расмус. Вместе с братом-близнецом они начали собственное «ответвление» коллекции в начале 1970-х. У братьев была возможность приобрести работы представителей именно современного европейского искусства, в частности Фрэнсиса Бэкона, Дэвида Хокни, Люсьена Фрейда – прежде всего представителей французской, английской и немецкой арт-сцен. А в 1980-е Ганс решил открыть частный музей. Поводом послужила покупка «Библиотеки» выдающегося немца Ансельма Кифера – одной из лучших в серии таких его работ (всего их около 10), которая стала краеугольным камнем музейной коллекции. Первое здание музея открылось в административном центре Осло в 1983 году.

Фото: Astrup Fearnley Museet

Ганс Аструп решил музеификувать свою коллекцию и вывести ее на международный уровень с мыслью о том, что норвежская художественная сцена может быть полифонической. Он начал закупать произведения самых ярких современных художников: Зигмара Польке, Герхарда Рихтера, Гилберта и Джоржда и других. А следующим шагом была закупка американского современного искусства.

Главная идея заключалась в том, что частный музей не должен копировать методы государственного: собирать произведения в строго хронологическом порядке, упорядочивать представителей того или иного направления, а должен, прежде всего, представлять отечественную школу и традицию. Музей должен отличаться и мог себе это позволить. Сам Аструп подсказал амбициозный метод: собрать наиболее выдающихся американских художников (которые, по мнению сотрудников музея, изменили ход истории искусства), и делать это «вглубь» – коллекционировать их лучшие, самые важные произведения.

Фото: Astrup Fearnley Museet

Как музей превратился в визитную карточку города? С 1993 до 2012 год музей находился в административном здании в центре города. Но «окно в мир» там было относительно небольшим. Между тем городские власти вместе с портовой компанией Осло решили провести конкурс на разработку урбанистического плана вокруг небольшого острова у побережья – «Острова воров». В конкурсе победила фирма, которая разработала план со зданием, архитектором которого должен был стать Ренцо Пьяно, выдающийся современный мастер. Музею предложили перебраться именно в эту новостройку, ее запланированная площадь была 3000 кв. м.

Это было заманчиво, но музей сразу попросил 10 000 кв. м – и получил согласие. Итак, Ренцо Пьяно прибыл в Осло, осмотрел и исследовал местность, побережье, порт… И через некоторое время прислал проект сооружения – это был вдохновленный ландшафтом, морскими птицами и парусами шедевр, одно из лучших произведений архитектора. Невероятная крыша музея напоминает то ли крыло птицы, то ли парус – точно не скажешь. Крыша, расположенная под наклоном, добавляет музейным залам динамики и разнообразия. Поэтому разместить первую экспозицию было для нас вызовом, но теперь мы к этому привыкли. И сегодня здание музея стала одной из визитных карточек Осло.

Фото: Astrup Fearnley Museet

Может ли частный музей быть рентабельным? Итак, как  это – управлять частным музеем в «царстве норвежского социализма»? Музей почти не получает ни государственной, ни городской поддержки, ведь они заботятся о своих культурных учреждениях. Здесь выстроили иную модель бизнеса, ядром которой выступает его команда. В то время как штат Национального музея составляет 130 сотрудников, в Astrup Fearnley работают только 30. Есть административный отдел, на котором – все вопросы, связанные со зданием, отдел арт-программы (кураторское и образовательное подразделения) и маркетинговый.

Бюджет частного музея составляет около $5 млн: арт-программа стоит около $1,5млн, зарплата команды и охраны – $1 млн, текущие расходы требуют примерно  $2,5 млн. Стоит отметить, что музей нанимает охрану, которую предоставляет частная компания, а это очень дорого. Однако за счет билетов, музейного магазина и аренды залов (как правило, в вечернее время) музей возвращает около $2,5 млн, то есть 50–60% собственных расходов. Для сравнения, Национальный музей отбивает только 5% своего годового бюджета. Источником средств является фонд компании Ганса Расмуса Аструпа. У Ганса нет детей и свое наследство он передает фонду, который заботится о музее.

Фото: Astrup Fearnley Museet

Но и произведения в коллекции невероятно ценны. Например, работы Ричарда Принца, Синди Шерман, Чарльза Рэя, Мэтью Барни (почти 60 его произведений), Дэмиена Херста сегодня стоят примерно в десять раз больше, чем тогда, когда музей их покупал. К тому же большинство их работ рассчитаны на экспонирование именно в музейном пространстве, а не у кого-то дома. Также в коллекции есть масштабные архитектурные инсталляции (Jane Cardiff & Georges, Bures Miller, Olafur Eliasson, Rirkrit Tiravanija). Например, инсталляция Clamor художников Allora & Calzadila представляет собой бункер, в котором каждый день играет настоящий камерный оркестр – попробуйте представить, сколько стоит выставлять эту работу.

Фото: Astrup Fearnley Museet

В музее решили сформировать небольшую китайскую коллекцию, обратив внимание на третье поколение китайских современных художников. А последние 10 лет сконцентрировались на молодых американских художниках, потому что они сегодня пока недорогие. Поэтому с начала 2000-х годов директор музея путешествует по галереям в американских городах в поисках талантов, цены на которые еще не выросли (Mike Bouchet, Dan Colen, Nate Lowman, Paul Chan, Frank Benson и другие).

Фото Astrup Fearnley Museet

В чем особенности работы музея? Отдельным и важным направлением работы музея является открытие и исследование различных частей мировой арт-сцены в формате геокультурных выставок. В них рассматриваются региональные сцены, развивающиеся в глобальном контексте, но с их локальной спецификой. Это такие выставки, как Uncertain states of America, China power station, Indian highway, Imagine Brazil, Europe, Europe. Музей старается открыть такую ​​выставку каждые три-четыре года. А также регулярно делает ретроспективу одного выдающегося художника, чьи работы есть в коллекции. И здесь всегда проходят две выставки: молодого зарубежного и норвежского художников. У музея есть небольшая коллекция норвежских художников, но только в контексте международного диалога.

Murakami by Murakami

Фото: Astrup Fearnley Museet

Вообще музей организует примерно четыре выставки в год, а постоянная экспозиция коллекционных работ регулярно трансформируется. Но также очевидна серьезная потребность в интеграции деятельности музея в жизнь норвежцев. Что и делается в пределах образовательных программ для детей, подростков и взрослых.

Выставки всегда подкреплены различными медиа: это тексты, видео, мобильные приложения, аудиогиды и т. п. Три года назад был проведен опрос среди посетителей: кто они и зачем ходят в этот музей. Оказалось, что большая часть из них – представители среднего класса, люди с высшим образованием, хотя в Норвегии это большинство населения. Три четверти опрошенных отметили, что они ходят в Astrup Fearnly, чтобы узнать больше о современном искусстве, ведь норвежское образование имеет слабую художественную компоненту.

Фото: Astrup Fearnley Museet

Стоит сказать, что в последние 10-20 лет Норвегия переживает бум заинтересованности в современном искусстве. В Осло это особенно связано с обновленным урбанизмом: еще недавно это было очень Интровертный город, почти без кафе, хороших ресторанов и публичных мест, кроме пространства для прогулок до работы и обратно. Но новый план урбанизации внес мощные изменения: вдоль берега моря, почти в центре города, было построено ряд культурных учреждений. Вокруг них появились кафе, гастрономическая сцена города в целом существенно развилась. Люди начали наслаждаться своим городом, проявляя интерес к современной культуры и искусства. Ведь встреча с этой «безумством» произведений современного искусства появилась новым провоцирующим опытом по сравнению с массовыми литературой и кино. К тому же музей рассчитывает на семейный досуг, и соответственно этому разрабатывает образовательные программы. Вид торговли рыбой к картинам: как в Норвегии создали частный музей современного искусства.

Фото: Astrup Fearnley Museet

Источник: https://mind.ua/style/20182116-vid-torgivli-riboyu-do-kartin-yak-u-norvegiyi-stvorili-privatnij-muzej-suchasnogo-mistectva