Доверчивое движение

24.01.2013 – 12.02.2013

Описание

Анна Звягинцева, после нескольких лет появления ее работ в групповых экспозициях, делает первую персональную выставку не путем показа накопленного, наработанного материала – а путем создания новой структуры, оформленной рядом жестов. Но это оформление нестабильно, «смысловое мерцание» каждого из этих жестов делает общую структуру, конструкцию выставки, подвижной и изменчивой. Собственно, идея «доверчивого движения», в своей чистоте и даже буквальности, оказывается здесь единственной константой.

«Рисунки Пятигорского», «Тропы», «Скульптуры моего отца» – основанные на следовании за кем, кто знает куда идти, или, по крайней мере, выглядит своем движении крайне уверенно. Несколько геометрических фигур намечены Александром Пятигорским для визуализации своего мнения, тропы протоптанные множеством незнакомых друг с другом людей, которым не хватило мощеной дороги, «скульптуры» из конфетных фантиков появились как результат полусознательного ручного делания, творческого потока, не претендует на формализацию в виде «искусства».

Чертежи «объяснительных» загогулин, скручивание фольги, протаптывание тропы взятое в их самобытности, в уникальности своей необязательности – и превращены в объект веры-доверия. Следование за тем, чьей цели не знаешь (в лучшем случае можешь рассчитывать на бесцельность), является работа постепенного узнавания, внимательного и терпеливого. Выбор объекта доверия практически необъясним, ясных предпосылок для начала движения именно в эту сторону крайне мало. Но сознательная доверие своего движения другом оказывается средством увидеть этого другого, принять его реальность. Движение пальцев, спонтанная визуализация слова, следование через лес по следам неизвестной тебе человека, становятся объектами самого пристального рассмотрения.

Другой родной, близкий, или другой, имеющий именем и авторитетом, или безымянный другой, движется в выбранном направлении – следование за каждым, определенным образом снимает твое собственное целеполагание, освобождая движение, впрочем, иллюстрированное теми или иными наблюдениями. Но пройти чужой путь, попадая след в след, просто невозможно. Важными оказываются сами неудачи работы уподобление другому, микроскопические, но бесконечно важны разногласия, возникающие, интервалы, паузы, удвоение. «Искусство» же оказывается средством передачи этих наблюдений, повторений, пауз далее – доверить их последующей неизвестному лицу, которое можно условно назвать «зрителем».

Четвертая работа на выставке – «Пустая книга» – становится жестом отказа от того, чтобы вести, давать заранее подготовленное знания. Она предъявляет чистую потенциальность – причем, самоценную именно в своем нереализованный состоянии. Не книжка о чем-то, а книга как она есть. НЕ тропка куда-то, а прохождение по протоптанной кем-то тропке. Созерцание движения пальцев или движения мысли.