альтернативный текст

“Мыло — очень хрупкий материал, а по консистенции схоже с телом человека”, — Мария Куликовская: “От акции к перформативной скульптуре”

9 ноября 2020

Сольная выставка Марии Куликовской в Щербенко Арт Центре

6 ноября в Щербенко Арт Центре открылась сольная выставка Марии Куликовской “От акции к перформативной скульптуре”. Самые известные проекты художницы — скульптуры-клоны, которые она делает из мыла, по ситуации добавляя в состав сперму или цветы. Их можно увидеть в выставочных пространствах Украины, Швеции, Швейцарии, Германии, Австрии, Великобритании и Испании. Скульптурой ее деятельность не ограничивается: Мария считает, что занимается “политическим перформансом”, который является ответом военному конфликту на востоке и аннексии Крымского полуострова, положению женщин в украинском обществе и проблеме ограничения свободы.

В 2011 году она была участницей конкурса молодых художников МУХи, который проводится по инициативе Щербенко Арт Центра. В 2020-м Мария возвращается в Центр, чтобы сделать сольную мини-ретроспективу и презентовать наиболее знаковые проекты. Мы выбрали 5 любимых и попросили художницу рассказать о них больше.

“Дай мені сказати: це не забуто”, 2019

Видеоперформанс художницы — это цитата событий 9 июня 2014 года, расстрела пророссийскими боевиками гипсовых скульптур из серии “Армия клонов” и мыльных фигур из триптиха Homo Bulla на территории захваченного фонда “Изоляция”. Ровно через 5 лет, 9 июня 2019-го, Мария сделала перформанс, в котором сама расстреляла скульптуры — отпечатки своего тела, уже в Киеве, в парке у своего нового дома. На тот момент она уже попала в список запрещенных художников в России.

“Мыло — очень хрупкий материал, а по плотности и консистенции схоже с телом человека: легко поддается травмированию и воздействию агрессивной среды. Мне именно такой материал и нужен был, для того чтобы максимально визуализировать свою мысль о том, что тело человека как мыльный пузырь — в любой момент может просто лопнуть. Война, которая началась именно там, где эти фигуры были установлены, чтобы можно было наблюдать за их медленным распадом, все только усугубила и показала явным образом, насколько мы, люди, хрупки и эфемерны. Настоящий расстрел 6 моих мыльных слепков, сделанных в течение последних лет после начала войны, состоялся во время съемок фильма “Забытые”. И через несколько месяцев после съемок, 9 июня 2019 года, ровно в тот самый день, когда и произошел настоящий расстрел на “забытых” территориях, я решила сделать видеоперформанс “Дай мне сказать: это не забыто”. Для меня лично “забытые” люди на “забытых” территориях не являются забытыми. Мне приходится с этим жить каждый день, но забыто это все, кажется, для очень многих людей нашего общества и забыто было практически сразу. Если об “этом” напоминаешь, то получаешь в ответ недовольство, раздражение и злость”.

Happy Birthday, 2015

Happy Birthday — несанкционированный перформанс во время открытия первого украинско-британского конкурса UK/RAINE в галерее Saatchi (Лондон, Великобритания), в котором Мария принимала участие вместе с 30 другими украинскими и британскими деятелями искусства. Для этой выставки она создала реплики скульптур “Homo Bulla — человек как мыльный пузырь”. На открытии Мария Куликовская разгромила молотком свои мыльные скульптуры.

“Кураторы Найджел Херст и организатор конкурса Юля Полищук рискнули пойти против системы и правил институции вместе со мной. Они помогли мне с организацией молотка и предупредили охрану, чтобы меня не загребли за решетку, кроме них больше никто не был предупрежден. Я поняла, что точно сделаю этот перформанс, в тот момент, когда по приезде в галерею из аэропорта увидела, что мои скульптуры, слепки с моего тела в баллистическом мыле, уже выставленные в пространстве, кто-то поцарапал, а на зеленой были срезаны соски, изуродовано лицо и изрезан живот. Увиденное стало последней каплей.
За год выставки в Саатчи такие же фигуры расстреляли боевики в Донецке, объявили меня “дегенеративной художницей”, а потом устроили тюрьму и место пыток на том месте, где стояли мои первые мыльные слепки. Я год держала в себе слезы и назревающий бунт, но в Саатчи не выдержала. Приезжаешь с невероятными трудностями в развитый, казалось бы, цивилизованный западный мир, где все улыбаются и такие хорошие, а художников хоть к ране прикладывай, а потом кто-то отрезает по сути “тебе” соски и уродует лицо твоим скульптурам-слепкам, потому что на кону конкурса огромные деньги. Кто это сделал, я не знаю до сих пор, потому что из-за проблем с открытием визы я не была на монтаже и скульптуры приехали раньше меня. Когда я, заплаканная, спрашивала у всех вокруг, кто это сделал, все молчали и пожимали плечами, а кто-то ухмыляясь сказал, что какая-то девочка. Все очень боялись, что именно этот проект выиграет огромную сумму денег. Я не выдержала, схватила молоток и побила свои же фигуры ровно тогда, когда награждали теми самыми кучами денег других художников. В основном, кстати, только мальчиков.
По стечению обстоятельств это еще был день рождения моей мамы, которая праздновала его в окружении танков и военных с автоматами, без света, телефонной и интернет-связи, а я как бы “веселилась” в центре мира и не могла позвонить своей маме и спросить, жива ли она. Парик я надела перед тем, как вошла, обнаженная, в галерею с черного хода, и сняла после акции, когда выходила из галереи. Одолжила мне его одна из зрительниц. Меня никто так и не узнал потом в зале, где я куражилась и заливала свое тело шампанским и всем, что было покрепче. Странный был день”.

“Люстрація / Омовіння”, 2018
“Люстрація / Омовіння”, 2018

Продолжительный перформанс, на данный момент осуществленный трижды, всего планируется провести 88 раз на протяжении жизни художницы. Первый состоялся 8 марта 2018 года в Национальном культурно-художественном комплексе “Мыстецкий Арсенал”. Во время этого перформанса художница находится в ванне вместе со своей мыльной скульптурой. Она люстрирует себя, смывает тело и лицо.

“Мечтаю сделать омовения 88 раз в течение всей своей жизни. Надеюсь, доживу до такого преклонного возраста. Как минимум, есть цель. Что смыливать, что расстреливать свои же мыльные клоны — это осуществлять воздействия над собственным телом и психикой, и довольно травматичные. Когда я смыливаю себя, я стираю идентичность, очищаю и очищаюсь сама, вычищаю прошлое и даю самой себе начать все с начала. Также я визуализирую некую феминность и даже сексуальность, принимая ванну с обнаженным мыльным бюстом. Стирание собственных рук — это еще и отсылка к невидимому женскому труду. А вот во время расстрела своих скульптур я как бы захожу на “мужскую” территорию войны. Но так ли это? Нужно ли нам, зрителям, и мне, художнице, это все воспринимать так буквально? Все это подсознательные действия, чтобы обрести свободу и декларировать как минимум самой себе, что я жива, что только я хозяйка своей жизни и никто больше.
Перформанс я придумала еще в 2015 году, на выставке есть мои эскизы к этой акции. На них тело/бюст принимает ванну из крови и кишок. По задумке, это должно было произойти в публичном открытом пространстве, но, как оказалось, организовать это без институциональной поддержки не так легко. Однако мы планируем сделать этот перформанс в рамках выставки. Думаю, 23 ноября, как раз в день рождения моей мамы”.

“Білий”, 2015

1 мая 2015 года Мария провела перформанс на территории России. В Москве она организовала несанкционированную акцию “Белый”, во время которой стирала в Москве-реке собственноручно сделанный флаг Крымского полуострова. В процессе стирки флага синий цвет надежды на будущее смылся, “красная” память растеклась розовыми пятнами, а белый остался, как и Крым, который со времен аннексии стал белым пятном на карте мира.

“В самом начале было немного страшно идти так открыто с флагом оккупированной территории по крымскому мосту в центре Москвы, где в паре кварталов проходил пропутинский марш 1 мая, а вдоль дорог и под мостом кругом стояли военные с автоматами. Но меня спас мой внешний вид: костюмчик на мне был очень похож на любой другой костюм любого другого бюрократа или представителя власти или военных структур, и несла я флаг АР Крым, который по цветовой гамме похож на флаг России. Меня спасло от ареста невежество людей, прокламирующих “Крым наш”, при этом не знающих, как выглядит флаг той территории, которую они захватили и присвоили себе. После акции “254”, когда я лежала под флагом Украины на ступенях Эрмитажа, после моего задержания и показательного освобождения, “Белый” было не так сильно страшно делать, скорее очень хотелось. Самый страшный перформанс был на заминированном пляже в Мариуполе летом 2016-го — War & Pea€€€e. Там было очень страшно физически, при этом мозг не понимал, как люди, в том числе и дети, так спокойно могут валяться на этом пляже, отдыхать, купаться в море, на дне которого — мины, пить и веселиться, когда буквально в нескольких километрах идут обстрелы и слышны постоянные взрывы. А страшнее всего было тогда, когда ко мне подошел кто-то из военных, охраняющих эту приграничную территорию, и один из них перезарядил у моего виска свой автомат и был готов стрелять, если бы я не прекратила кричать в землю и делать свой War & Pea€€€e.

“Квіти демократії”, 2015

“Цветы демократии” — проект, который начался летом 2015 года с основания одноименного художественного феминистического движения и продолжается до сих пор, с целью освещения позиции тела женщины в условиях постоянного конфликта на востоке Украины.
Летом 2015 года Мария Куликовская и другие художественные активистки создали розовые слепки вагины для первой феминистической акции по их распространению у кинотеатра “Жовтень”. На тот момент его здание было сожжено во время показа фильма, посвященного ЛГБТ-проблематике, в рамках кинофестиваля “Молодость”. Во время коллективного перформанса каждая участница была одета в эту футболку-объект с принтом флага движения “Цветы демократии”. Акция длилась недолго, так как позже художниц попросили уйти строители, работавшие над реконструкцией здания.
Группа “Цветы демократии” спустя некоторое время повторила акцию в Днепре и распространяла слепки по всей его территории. И в третий раз, 1 мая 2016 года, вместе с галереей Art Represent в Лондоне, которая помогала в создании объектов, группа провела акцию, освещая политический конфликт в международном контексте и таким образом раскрывая вездесущность позиции женщины в нем и в социуме. Группа размещала гипсовые розовые слепки вагин как “цветы демократии” на клумбах и в других публичных местах.

“Конечно, я была и остаюсь феминисткой. Все свои феминистские высказывания я начала делать еще тогда, когда здесь феминизм был в глубоком подполье, самой маргинальной и непопулярной темой, а ЛГБТК+ прайды — неслыханной мечтой и роскошью. Тогда мои слепки вульв громили, а со мной не хотели работать многие кураторы, потому что боялись, как бы чего не вышло. Тогда это не было мейнстримом, как сейчас. Правда, сейчас все вроде стали такие декларативные феминисты и феминистки, но мы как жили в гомофобном и гиперпатриархальном обществе, так и живем. Может, стало чуточку лучше, но если выпрыгнуть из околокультурного пузырька, то мы увидим и невидимый женский труд, и почти экономическое рабство не только женщин, но и многих мужчин, и все перекосы патриархата, которые воспринимаются как нечто само собой разумеющееся. Работы по либерализации общества еще много, и потому не вижу смысла останавливаться. Возможно, я устала от бесконечного ожидания подвоха со стороны тех, кто себя декларирует феминистами, но при этом подменяет понятия во имя присвоения дивидендов и бонусов, легитимирует агрессивные и классически патриархальные паттерны поведения, отсутствие солидарности и все “прелести” капиталистического, патриархального мира”.


Проект Марии Куликовской “От акции к перформативной скульптуре” можно увидеть до 12 декабря 2020 года в Щербенко Арт Центре.

Источник: buro247